Как и почему «Павлинья комната» переплыла Атлантику

Как поссорился мистер Уистлер с сэром Фредериком Ричардсом Лейландом

В один прекрасный день ее демонтировали и сложили в 27 ящиков, чтобы она смогла переплыть Атлантический океан. Это произошло с Peacock room — «Павлиньей комнатой» в 1904 году. Что случилось с интерьерным шедевром знаменитого американского художника Джеймса Эббота Макнейла Уистлера (James Abbott McNeill Whistler) и почему он отправился в дальнее плавание? Узнаем его историю.

«Павлинья комната» первоначально была спроектирована в качестве столовой для лондонского дома британского судоходного магната Фредерика Ричардса Лейланда (Frederick Richards Leyland). Она была прекрасным примером воплощения в интерьере японского искусства, которым заболела Европа в конце XIX века. Этот стиль был невероятно модным в то время. Проект поручили британскому архитектору Томасу Джекилу (Thomas Jekyll). С помощью его выразительного таланта ожидалось представить всю впечатляющую коллекцию голубого и белого китайского фарфора, которой обладал Лейланд, в лучшем интерьерном виде. 

 

Джекилл принялся за дело. Прежде всего, необходимо было создать нечто подобное домашней экспозиции, на которой могли бы красоваться перед всеми удивительные китайские ценности из фарфора. Часть работ была сделана — стены по периметру обросли замысловатыми деревянными стеллажами, добавился к ним валлийский комод, потолок в стиле Тюдоров и камин с позолоченными бортами. Стены были покрыты золоченными кожаными завесами VI века.

Однако вскоре Джекилл сербезно заболел и был вынужден отказаться от дальнейших работ. Вот тут и появился на этой дизайнерской арене мистер Уистлер. И вся изначально выбранная и одобренная концепция стала меняться на глазах.

Джеймс Уистлер видел эту комнату совсем иной. Он хотел, чтобы его картина «Принцесса из земли фарфора» стала центральным экспонатом комнаты, а вовсе не фарфор богача. На картине изображена Кристина Спартале (Christina Spartali), дочь известного английского производителя хлопка, ставшего позже генеральным консулом Греции в 1866 Майкла Спартали (Michael Spartali). И все теперь подчинялось именно ей! Уистлер изменил цвет стен, заретушировав прежний синий и добавив много золотого и зеленого, и поселил в ней роскошных павлинов. Он вообще не прислушивался к пожеланиям хозяина комнаты и делал все на свое усмотрение. Особенно, когда Лейланд отсутствовал дома. В один из дней вернувшийся коллекционер был сражен художественными «улучшениями» Уистлера. Между ними состоялась ссора, перешедшая в финансовый скандал. Дело дошло до того, что оговоренная цена за работу была снижена в разы. 

«Я просто рисовал. У меня не было эскизов, дизайна... Я рисовал, рисовал, и в конце достиг такого совершенства!», — говорил тогда Уистлер, не понимая недовольства Лейланда.

После поговаривали, что два воинствующих павлина, висящих напротив Кристины Спартале, были никем иным, как самими Лейландом и Устлером. Они нападали друг на друга — один, отставивая свое положенное вознаграждение, а другой — негодование от полученного результата.

Как бы там ни было, в 1877 году интерьер был все же завершен, а в 1904 «Павлинью комнату» купил американский промышленник и коллекционер Чарльз Ланг Фриер (Charles Lang Freer). После сделки ее разобрали на части, сложили в ящики и отправили в Соединенные Штаты в детройский особняк нового обладателя. Со временем коллекция фарфора дополнилась редкой керамикой из Азии и Ближнего Востока. После смерти Фриера комната была подарена Смитсоновскому музею американского искусства. Сейчас она находится в галерее Freer Sackler в Вашингтоне. 

В 2011 году кураторы галереи провели месяцы, используя архивные фотографии, чтобы воспроизвести оригинальную установку керамики, как ее видел когда-то Лейланд. Теперь полки «Павлиньей комнаты» снова заполнены великолепным фарфором. Раз в месяц жалюзи комнаты открывают, чтобы естественный свет проник в пространство и осветил красочную коллекцию.