Как Александр Дюма полтора года был графом Монте-Кристо

Если бы вам довелось родиться в начале 19 века в Париже, вы бы не смогли удержать от того, чтобы не посмотреть на чудо своего времени...

В 1842 году Дюма-старший сопровождал наследника короны, принца Наполеона, на остров Эльбу. Дюма в ту пору было 38 лет, принцу 18… Болтая, они исходили легендарный остров вдоль и поперек, а когда надоело, проводник указал им на живописную скалу в форме сахарной головы, возвышающуюся над морем.

– Если ваши превосходительства соблаговолят посетить тот остров, они смогут там великолепно поохотиться.

– А как называется сей благословенный остров?

– Его называют Монте-Кристо.

Имя очаровало Дюма…

По возвращению  из поездки, автор недавно нашумевших «Мушкетеров»  получил от издателей газет  заказ на очередной приключенческий роман. Это было время романов-фельетонов – длинных увлекательных рассказов с продолжением из номера в номер. Формула «продолжение следует…» была открыта именно тогда. За право публиковаться в «подвалах» популярных газет боролись многие известные писатели. Гюго и Бальзака, например,  директоры газет сочли трудными авторами. Техникой этого жанра в совершенстве, по их мнению, владели только Дюма, Эжен Сю и Фредерик Сулье.

Совсем недавно закончили печатать «Парижские тайны» Эжена Сю. Потрясающий успех. Издатели-конкуренты тоже  мечтали о новом длинном романе из жизни Парижа, который приковал бы внимание читателей к их газете.

В основу нового романа Александра Дюма легли увлекательные перипетии некого сапожника Франсуа Пико. Но изысканный шарм придавало роману таинственное, броское, запоминающееся название. «Граф Монте-Кристо»… Память о том путешествии на скалистый остров, неподалеку от другого, овеянного героической славой…

Успех превзошел все ожидания. И, возможно, Дюма, так же как и его читателям, совсем не хотелось расставаться с удавшимся образом! И он подумал, а почему бы ему не продолжить жизнь Монте-Кристо в реальности? Во всяком случае во всем, что касается роскоши!

ДОМ ДЛЯ ВСЕХ

В 1843 году на деньги «Графа Монте-Кристо» Дюма покупает виллу в маленьком городке Сен-Жермен-ан-Лэ.

Если бы вам довелось родиться в начале 19 века в Париже, вы бы не смогли удержать от того, чтобы не посмотреть на чудо своего времени. Как сотни других ваших соотечественников, вы бы сели на поезд, который привез вас в предместье Парижа, к графу Монте-Кристо. В маленький городок, ранее ничем не примечательный. Теперь там ходили толпы...

9k=

В замке вас обязательно встретил бы сам  хозяин. Улыбающийся, толстый, в широченной рубахе и панталонах. Он всех так встречал. Его дом в прямом смысле был открыт для всех. Он никогда точно не знал, сколько народу находится у него в гостях. Писатели, поэты, художники, стесненные в деньгах, всегда могли поселиться тут. Здесь месяцами жили люди, которых Дюма даже не знал. Их содержание обходилось ему ежегодно в сотни тысяч франков. Но амфитрион не умел и не хотел считать. Он любил спуститься вниз из своего кабинета и весело поужинать в компании людей, которые им восхищаются!

ГУЛЛИВЕР В СТРАНЕ ЛИЛИПУТОВ

Замок Монте-Кристо, который построили по личному проекту Дюма всего за год, мог бы произвести на вас разное впечатление, в зависимости от ваших вкусов и отношения к его обладателю.

Говорят, ничто так не отражает сущность человеческой натуры, как построенные дома или дворцы. Бальзак, например, был в восторге.

В подобном же восторге пребывал и Леон Гозлан, французский романист и драматург: « Я вне себя от восхищения… В Трианоне нет ни одного плафона, равного тому, что есть в Монте-Кристо».

Замок производил одновременно дикое и трогательное впечатление.

Саламандры на лепных украшениях,

скульптурные изображения великих людей – от Гомера до самого Дюма — образуют фриз вокруг дома.

Над парадным входом девиз владельца дома: «Люблю тех, кто любит меня!».

Над фасадом выстроен восточный минарет. Архитектура эпохи трубадуров соседствует с Востоком «Тысячи и одной ночи». Крыша утыкана флюгерами…

Возможно, вы нашли бы «Монте-Кристо» эклектичной, порой безвкусной, нелепой, и вычурной виллой…  И единственным неоспоримым достоинством назвали бы исключительно ее хозяина…

Но его владелец здесь счастлив! Ежедневно к нему приезжают сотни гостей. И сверху, с дозорной площадки около  своего кабинета, он,  словно Гулливер, наблюдает за их маленькими гуляющими фигурками. Повар то и дело получает указания поджарить еще несколько котлет по-беарнски. Иногда Дюма стряпает сам.

Он обожает показывать свой замок! Захотели бы вы того или нет, но он повел бы вас сначала в главный зал на первом этаже. Белый с золотом, выдержанный в стиле Людовика XV, украшенный гипсовыми арабесками, на которых можно прочесть изречения из Корана.

Потом показал  бы апартаменты на втором этаже. Небольшие гостевые  комнаты, каждая в своем стиле. Всего их 15, по 5-и на каждом этаже. И все это венчают обшитые панелями мансарды.

В двухстах метрах от замка возвышается еще одно удивительное строение в готическом стиле – нечто среднее между миниатюрной сторожевой башней и кукольной крепостью. Говорят, что это аллюзия к замку Иф.

Маленький мостик перекинут через ров, заполненный водой. На каждом камне высечено название одного из произведений Дюма. Весь первый этаж занимает одна комната – лазурный потолок ее усыпан звездами. Стены обтянуты голубым сукном, над резным камнем – рыжие доспехи, сундуки в стиле средних веков, стол, вывезенный из трапезной какого-то разоренного аббатства.

Но вся эта неслыханная роскошь – исключительно для удобства гостей! Вы бы несказанно удивились, увидев после всего этого богатства и великолепия скромный, даже аскетичный, кабинет самого хозяина замка.

Для творчества ему не нужны были резные узоры, лепнина и потолки в звездах. Все, что хотел, он мог увидеть и так, в своем воображении. Даже исторические факты.

«Я слышал, – вспоминал доктор Меньер, – как Александр Дюма рассказывал о Ватерлоо генералам, которые были в сражении. Он говорил  без умолку, объяснял, где и как стояли войска, и повторял произнесенные там героические слова. Одному из генералов удалось наконец перебить его:

– Но все это не так, дорогой мой, ведь мы там были, мы…

– Значит, мой генерал, вы там решительно ничего не видели…»

ШЕСТЬ СОТЕН ТОМОВ

Дюма нужно только одно – чтобы ему не мешали кредиторы.  В его келье помещались  стол некрашеного дерева, железная кровать и два стула.

Дюма работает не преставая! Романы он пишет на голубой бумаге. Статьи для журналов – на розовой. А желтые предназначаются для поэм одалискам…  Ни один писатель за всю историю Франции не был столь плодовит, как Дюма. Он обрушивал на журналы и газеты шквал романов в восемь-десять томов каждый!

«Мечты мои не имеют границ, – говорил сам Дюма и, вероятно, при этом  смеялся, – я всегда желаю невозможного. Как я осуществляю свои стремления? Работая, как никто никогда не работал, отказывая себе во всем, даже во сне…»

Книга «История моих животных» тогда еще только писалась. Дюма непременно показал бы вам всех ее прототипов. В доме жили пять собак, три обезьяны – названные в честь знаменитого писателя, знаменитого критика и популярной актрисы – два попугая, золотой фазан Лукулл, петух Цезарь и гриф Югурта, переименованный в Диогена за любовь жить в бочке. А в конюшне били копытами чистокровные английские верховые: Атос, Портос, Арамис  и д Артаньян…

Постоянный гомон, создаваемый многочисленными питомцами и гостями, абсолютно Дюма не мешал… Он проводил в своих романах, пьесах, записках и письмах гораздо больше времени, чем в реальной жизни. Поскольку талант позволял ему неслыханную роскошь, несравнимую со всем золотом выдуманного им графа Монте-Кристо! Он мог, подобно магу-чародею, превращаться в кого угодно! И проживать бесчисленное количество жизней…

БАЛЬЗАК БЫЛ В УЖАСЕ

И пообещал себе «еще больше работать, чтобы никогда не попасть в такое положение», потому что через полтора года от замка «Монте-Кристо» остались только воспоминания... Революция 1848 года, как ветер, унесла его. Восстания гибельны для замков… Одни превращаются в руины. Другие уходят за долги…

Дюма был настолько щедрый человек, что на вопрос входящего в комнату: «Не одолжишь ли двадцать франков?», отвечал, не глядя: «Возьми на тумбочке!» Такие расходы не могла покрыть даже его неистовая литературная деятельность. 

Об этом эпизоде биографы писателя обычно пишут с сарказмом или ехидством. Был богач, стал бедняк! Но разве можно упрекать в щедрости?! Всю свою жизнь великий Дюма практически ничего не имел, хотя обладал многим. И в данном случае, расточительность совсем не порок. Многие теряют миллионы и замки из-за неэффективного менеджмента. И лишь один Дюма из-за доброго сердца. Все это время не только он был счастлив в своем романтическом замке, но и каждый, кто переступал его порог…

Переступите и вы. Сейчас. Если уж вам не довелось сделать это два века назад.

Много лет «Монте-Кристо» переходил из рук в руки. И совсем обветшал. А в 1969 году было даже принято решение снести его и построить на этом месте жилой комплекс. Но поклонники Дюма отстояли эту обитель вдохновения. В том числе и его величество король Марокко Хасан II, который  спонсировал реконструкцию замка.

Там, конечно, больше нет «искренней и заразительной сердечности нашего первого драматурга Александра Дюма»…  Но, мы же все выросли из его романов! А значит, сможем немного пофантазировать…

Источник: Андре Моруа

С благодарностью за вдохновение и соавторство…